17:49 

Глава 20 (до конца)

Миллена
Как всегда, бьюсь головой об стенку и смиренно принимаю тапки и помидоры).

Глава 20 (вторая половина)


***
Солнце уже стояло в зените и нещадно палило. Чистое, без единого облачка, ярко-голубое небо на горизонте плавно сливалось с пронзительной синевой моря. Солнце освещало поверхность воды, от чего та сверкала и переливалась всеми оттенками синего и зеленого. Волны мерно накатывали на берег.
Шульдих уже успел вернуться на пляж. Как и в первый раз, вооружившись палкой, он обошел джунгли, огляделся и взял с собой все, что, по его мнению, могло им пригодиться. Все это он собирался сложить в своем убежище. Возможно, некоторые из этих вещей действительно окажутся полезными.
Однако он так и не нашел ничего, в чем можно было бы с комфортом переносить и хранить воду. Впрочем, отчаиваться Шульдих не спешил.
Аккуратно сложив все найденные вещи рядом с фруктами, Шварц подполз к Йоджи. Тот так и не проснулся, и, положив руку ему на лоб, Шульдих убедился, что его по-прежнему слегка лихорадило. Температура не поднималась, но и не спадала.
Нежно погладив Йоджи по щеке, Шульдих почувствовал под пальцами легкую дрожь. Балинеза по-прежнему немного знобило. Теперь Шульдих по-настоящему разволновался. Уже не боясь разбудить Вайсса, он аккуратно поднял того на руки и снова поразился тому, какой же Йоджи легкий.
Телепат осторожно понес Кудо на ранее облюбованное местечко на пляже, чтобы тот смог согреться на солнце. Немец заранее собрал и аккуратно сложил несколько пальмовых листьев, на которые теперь нежно и бережно опустил бесчувственное тело Йоджи. Тот по-прежнему спал, несмотря на прикосновения и передвижения.
Шульдих опустился на колени рядом с Вайссом и принялся внимательно его изучать. Растрепанные золотистые пряди в беспорядке лежали на пальмовых листьях. Лицо, хоть и измученное, было красивым: Шульдиху так сильно хотелось прикоснуться к нему, разгладить страдальческие морщинки на лбу, что он непроизвольно протянул руку, но в последний момент остановился. Он что, с ума сошел? Почему он до такой степени залюбовался лицом своей жертвы, что и думать обо всем забыл? И как теперь быть?
Шварц поспешно вскочил, отвернулся и уставился на море. Он прилагал все усилия, чтобы снова взять мысли под контроль. Он хотел Йоджи, да, хотел в качестве игрушки. Он хотел получить удовольствие, больше ничего. Ему должно быть все равно, насколько красиво лицо Йоджи, и совершенно неважно, что держать его тело в объятиях и нести на руках оказалось так здорово. Правильно, совершенно неважно.
Йоджи скоро будет лежать у его ног и позволит называть себя котенком. Как только Шульдих своего добьется, ему станет наплевать на Вайсса: тот сможет делать все, что захочет.
Раздавшийся позади стон вырвал его из раздумий. Немец тут же повернулся и посмотрел на блондина. Тот слегка пошевелился и поморщился, собираясь открыть глаза. Шульдих молниеносно опустился на колени и слегка навис над ним, закрывая от яркого, режущего глаза солнечного света.
Сразу после этого веки Йоджи затрепетали и приподнялись, открывая зеленую радужку. Скользнув мутным, усталым взглядом по лицу Шульдиха, Кудо вздрогнул, узнавая.
Он не сказал ни слова, но сжал руки в кулаки, загребая частично песок, частично листья, на которых лежал. На секунду в его глазах вспыхнула ярость, но лишь на секунду, после чего он снова устало прикрыл веки.
Однако Шульдих заметил все, и на его губах заиграла легкая улыбка, на удивление неиздевательская.
- Ты плохо выглядишь, Йоджи. Просто лежи и грейся на солнышке. Я сейчас вернусь, тебя наверняка мучает жажда.
Вайсс в изумлении распахнул глаза. С какой радости Шульдих вдруг начал о нем заботиться? Наверное, это часть глупой игры, в которую немец пытается с ним играть. Но Йоджи не позволит втянуть себя в нее. Он обязательно будет защищаться, как только к нему вернутся силы. А для этого придется пользоваться услугами Шварца. В конце концов, именно Шульдих виноват в его теперешнем состоянии.
Некоторое время спустя Йоджи снова накрыла тень, он поднял глаза и посмотрел на немца с нескрываемой ненавистью. Но не нашел в себе сил сопротивляться, когда Шульдих слегка приподнял ему голову.
Кудо на секунду запаниковал, пока не понял, каковы намерения Шварца. Тот осторожно поднес к его губам половину кокосовой скорлупы. Йоджи понятия не имел, что Шульдих собирается с ним делать, но был слишком слаб даже для того, чтобы выбить скорлупу из рук врага.
Блондин чрезвычайно удивился, почувствовав на губах прохладную жидкость. Он так сильно хотел пить, его организм был настолько обезвожен, что, казалось, он вот-вот рассыплется в пыль. Так как же он мог удержаться и не попробовать? К его изумлению, Шульдих не собирался над ним шутить и дал ему обычную воду. Сделав первый глоток, Йоджи почувствовал, что буквально оживает. Только сейчас, один-единственный раз он даже не попытается сопротивляться. Напротив, он выпьет всю воду, которую даст Шульдих, чтобы восстановить свои силы. Они понадобятся ему в будущем, больше таким покладистым со Шварцем он не будет.
Шульдих остался чрезвычайно доволен своим котенком. Он прижал половинку кокоса еще плотнее к губам Йоджи, внимательно следя, чтобы ни одна капля не пропала впустую.
- Не так быстро, Йоджи, а то подавишься.
Но Вайсс ничего не слышал. Он закрыл глаза и наслаждался каждым глотком. Если бы Шульдих через несколько секунд не убрал скорлупу, Йоджи осушил бы ее в один присест.
«Не волнуйся, скоро ты получишь еще воды», мысленно прошептал Шульдих. Полный боли стон показал, что Йоджи прекрасно его услышал. Немец немедленно почувствовал себя виноватым: похоже, пока Вайсс слишком слаб, с телепатией придется повременить. Стоило ему взглянуть на исказившееся от боли лицо Йоджи, как слова извинения едва не сорвались с его губ. Шульдих еще никогда ни у кого не просил прощения. Ни за какие поступки. Но сейчас лишь в последний момент ему удалось сдержаться и промолчать. Странно, что это вдруг на него нашло?
- Как ты себя чувствуешь?
- Тебе нравится, когда мне плохо? – огрызнулся Йоджи.
- Я задал нормальный вопрос и ожидал получить нормальный ответ. Если бы мне действительно нравилось, когда тебе плохо, неужели стал бы я тогда оббегать пол-острова, чтобы найти тебе воду?
Йоджи от удивления задохнулся. Что-что немец сделал? Нет, это просто невероятно. Наверняка его самого замучила жажда, или он нашел воду в двух шагах отсюда. А теперь скармливает сказочку о своих геройских похождениях и ждет, что Йоджи ее преспокойно проглотит. Ну уж нет!
- Ожидай дальше.
- Если хочешь, можешь не говорить мне, как себя чувствуешь. Правда, я надеялся, что, будучи в таком состоянии, ты не откажешься принять от меня кое-какую помощь.
- Еще чего.
Голос Йоджи был настолько тихим и слабым, что Шульдих сначала не на шутку обеспокоился. Но затем вспомнил, сколько Вайсс пережил за последние сутки. Если уж он выдержал такое, значит, в ближайшее время, несомненно, пойдет на поправку.
Голубые и зеленые глаза встретились, исследуя, изучая. И Йоджи принял решение. Сопротивляться, да что там, даже говорить было слишком утомительно. Он не хотел показывать врагу свою слабость, но другого выхода не видел. Совершенно обессиленный, он прикрыл глаза и едва слышно прошептал:
- Я не знаю, как себя чувствую. Я не могу понять, жарко мне или холодно.
Сказать, что Шульдих был удивлен внезапной честностью Йоджи, значило не сказать ничего. Придя в себя, он положил руку тому на лоб. Странно, почему Балинезу никак не удается согреться, ведь он лежит под палящим солнцем? Неужели у него что-то серьезнее обычной лихорадки?
Лоб больного больше не был горячим, он был влажным. Все бы хорошо, да только пот на лбу холодный. А это уже вызывает серьезные опасения. Шульдих не был врачом и понятия не имел, что нужно делать в таких ситуациях.
- Тогда закрой глаза и отдохни. Я не причиню тебе вреда, обещаю.
- Я должен поверить обещанию врага? Великолепно…
Несмотря на прекрасно различимые язвительные нотки, голос Йоджи с каждым словом слабел и слабел. Закрыв глаза, блондин мгновенно провалился в сон.
Шульдих не знал, как ему дальше быть. Помощи ждать неоткуда, придется полагаться только на себя. Так что он решил снова перенести Йоджи в тень, ведь на солнце тому стало хуже. Там тоже тепло, но нет немилосердно палящих лучей. Если и это не поможет, он уже знает, как согреть Йоджи. Он так и поступил прошлой ночью.
Со всей возможной осторожностью Шульдих поднял Вайсса и понес его в тень. Йоджи приоткрыл глаза и посмотрел в серьезное лицо немца, который этого даже не заметил. Затем Кудо снова прикрыл веки, покорившись судьбе.
За это время Шульдих дошел до убежища и аккуратно опустил ношу на землю, после чего намочил свою рубашку оставшейся в скорлупе водой, сложил ее и положил на лоб Йоджи. Теперь оставалось только ждать. Время от времени он проверял, не спала ли у больного температура, хотя солнце палило все жарче и жарче.

Конец главы.

@темы: Мои переводы, "Круиз"

URL
Комментарии
2011-07-01 в 18:23 

LiluKris
Ты меня бросишь, я знаю, можешь не оправдываться - все бросают и ты не исключение...
здорово-здорово-здорово, что вы продолжаете переводить!!!! спасибо вам!!

2011-07-01 в 18:54 

hine
и пристрели нафиг своих обоснуй-зверей (c)
кэс *___* только туром думала о тебе и фике )))

2011-07-02 в 05:07 

Спасибо за продолжение)

URL
2011-07-02 в 05:39 

Миллена
LiluKris
спасибо-спасибо-спасибо)))) :-D
в лепешку расшибусь, но фик до конца переведу)

hine
а я это почувствовала)))) потому наконец и набрала давно переведенную главу на компе)))
как ты?

Гость
всегда пожалуйста)

URL
2011-07-04 в 15:29 

LiluKris
Ты меня бросишь, я знаю, можешь не оправдываться - все бросают и ты не исключение...
в лепешку расшибусь, но фик до конца переведу)
будимс ждать проды! :vo:

2011-07-10 в 09:29 

Миллена
LiluKris
*в шоке* сама не верю, но продолжение готово)))

URL
2011-07-12 в 08:41 

LiluKris
Ты меня бросишь, я знаю, можешь не оправдываться - все бросают и ты не исключение...
:gigi: видел...но ещё не прочел))))))
спасибо за продолжение! :red: этот фанфик правда стоющая чтива.

   

Дневник Миллена

главная