Миллена
Глава 9. Странное признание

На следующий день четверо Вайсс встали рано, так как утром корабль должен был пристать к острову. Оми и Кен чуть не лопались от энтузиазма и намеревались посмотреть все, что мог им предложить маленький курортный городок на берегу. Йоджи не отказался от своих планов, но он бы с удовольствием побродил по улицам или посидел в тихом кафе, наблюдая за людьми. У него это получалось действительно хорошо. Как никто другой, он мог охарактеризовать человека, просто посмотрев на него. К сожалению, проверить правильность характеристики не удавалось, но, по крайней мере, он считал себя настоящим знатоком в этой области. Иногда он проделывал это в присутствии Айи, но лидер лишь награждал его строгим взглядом, не говоря ни слова. Может, у Айи это получалось еще лучше? Хотя он наверняка и не подозревал о своем таланте.

Корабль причалил к берегу. Для младших Вайссов швартовка была настоящим приключением. Впрочем, они были в восторге от всего, что так или иначе было связано с поездкой. Однако Айя и Йоджи тоже радовались остановке, хоть и не выражали свой восторг так бурно. Блондин поправил очки и принялся осматривать пристань, пока подготавливали трап.

Через некоторое время взволнованные пассажиры стремительно схлынули с борта корабля. Оми и Кен тоже устремились вниз, заразив своим нетерпением старших товарищей.
Деревянная пристань как нельзя лучше подходила к окружающему ландшафту. Сразу за пристанью начиналась мощеная улица, которая вела к центру крошечного городка. Небольшие двухэтажные домики, в основном деревянные, были выкрашены в яркие цвета. Всюду вдоль дороги росли пальмы. Если посмотреть направо или налево, уже в нескольких метрах можно было увидеть пляж со светлым, почти белым песком.
Пальмы совсем не портили вида, напротив, они дополняли пейзаж так, что он казался просто совершенным.

Йоджи зачарованно смотрел по сторонам, и не оставалось никаких сомнений, что увиденное ему очень нравится. Однако он сказал лишь «Мило», снова поправил очки, которые прежде немного опустил, и последовал за друзьями. Айя по привычке смотрел несколько угрюмо, но даже не осознавал этого. Ему здесь тоже нравилось, хотя он чувствовал себя еще немного странно оттого, что приехал сюда не для того, чтобы убить кого-то. Впрочем, он не стал особо задумываться над этим и, пожав плечами, последовал за остальными.

Довольно быстро четверо Вайсс решили разделиться. Все-таки у каждого были свои планы. Ехидным замечанием Йоджи обратил внимание бывшего футболиста на то, какой здесь прекрасный выбор самых разнообразных и очень вкусных напитков, и не забыл упомянуть, что перебарщивать с ними не нужно, а лучше вообще их не пить. Все-таки тропический алкоголь был весьма коварным.
Кен от этого замечания слегка занервничал и покраснел.
- Неужели человек не может один раз совершить ошибку без того, чтобы ему об этом постоянно напоминали?
- Кен, ты действительно совершил ошибку. Йоджи увидел твое состояние и нашел его очень интересным. Теперь он всю жизнь будет напоминать тебе об этом и никогда не упустит возможности поиздеваться. На такие вещи у него память, как у слона, - ответил Оми Кену, который, собственно говоря, задал риторический вопрос и не ждал ответа.
- Эй, почему это ты сравниваешь меня со слоном? – обиженно спросил Йоджи, надувшись. Естественно, он ничего не знал о том, что слоны отличаются поистине феноменальной памятью. Оми не нашел необходимым разъяснить это блондину и только пожал плечами, весело ухмыляясь.

Йоджи, который ждал ответа, но не получил его, задумчиво почесал голову и решил не развивать эту тему. Возможно, он узнает то, что ему совершенно не понравится. Кроме того, у него все еще была возможность и дальше насмехаться над Кеном, и он собирался использовать ее на все сто. Хидака не должен думать, что Йоджи так быстро отстанет от него.
Но Айя, казалось, разгадал его намерения или просто хотел отделаться от остальных. По его взгляду невозможно было понять, что он задумал.
- По-моему, это совершенно бессмысленно, гулять по острову всем вместе. Давайте лучше встретимся на корабле после обеда, когда он отплывет.
Кен и Оми тут же согласились с предложением Айи, но Йоджи не нравилась мысль, что им нужно разделяться.
- Ты что, хочешь провести весь день на острове в одиночестве?
- Я уже безумно устал от ваших дурацких шуточек. Я буду рад, если смогу хоть немного побыть один и заодно отдохнуть от вас.
С этими словами Айя просто развернулся и ушел.

- Что это с ним? – озадаченно и немного испуганно спросил Оми. Неужели они и вправду так сильно действуют Айе на нервы?
- Не волнуйся, на самом деле он так не думает. Он сказал это для отговорки, чтобы избавиться от нас. В действительности он тоже наслаждается отдыхом и пытается не показать нам этого. Вы же помните, как он сначала возражал против отпуска? Однако теперь он передумал, но пытается скрыть от нас то, что изменил свое мнение.
- Это все из-за его гордости, не так ли?
Кен не спрашивал, а скорее подтверждал слова Йоджи. Оми слабо кивнул. Объяснение вполне удовлетворило его, и теперь он мог снова посвятить себя своему отпуску. Он весело толкнул Кена в бок.
- Тогда вперед! Веселиться!
- Мх, Оми, пожалуйста, будь поосторожнее с выбором слов. То же самое ты сказал, когда мы отправились на ту ночную прогулку на борту корабля. Одного раза мне вполне хватило.
Оми от души рассмеялся. Он знал, что Кен больше никогда и не притронется к алкоголю. Никогда. При одном воспоминании об этом голос Хидаки начинал дрожать.
Оба быстро развернулись, так как Кен опасался еще одной подколки от Йоджи. Кудо полностью оправдал его ожидания.
- Будьте осторожны с яркими напитками, особенно ты, Кен! – прокричал он им вдогонку, точно зная, что только что снова заставил бывшего футболиста выйти из себя. Это знание подтвердилось, когда Кен резко повернулся, злобно зарычал и угрожающе потряс кулаком. Затем он снова отвернулся и исчез в толпе.

Итак, Йоджи остался один. Он собирается хорошо провести этот день, и остальные ему совершенно не нужны, он и так слишком засиделся с ними. Но противный внутренний голос шептал, что он недолго останется в одиночестве. Йоджи хищно улыбнулся. Вчера он принял решение, и от этого даже радовался предстоящей встрече. Кроме того, в крайнем случае он всегда сможет найти Айю. Тот наверняка сейчас бродит по пляжу, а потом удобно устроится в тени пальмы и начнет читать книжку, которую притащил с собой в сумке.

У каждого из Вайсс была сумка. И что остальные в них носили, Йоджи мог только догадываться. Впрочем, его знание людей облегчало ему эту задачу, по крайней мере, так говорила его самоуверенность.
У Айи в сумке книга, или даже две, если первая уже заканчивается. Также он наверняка взял с собой полотенце, если еще раньше решил прогуляться по пляжу.

Оми в своей широкой сумке носит, возможно, что-то электронное, хотя Йоджи и не знает, что именно. Первым делом в голову пришел ноутбук, но непонятно, зачем он чибику на острове. Впрочем, Оми без компьютера и техники просто не был бы Оми.

Проще всего догадаться, что в сумке у Кена. Он всегда носит с собой фотоаппарат, просто не расстается с ним. Было почти чудом, что Кен не брал его на миссии. ОК, с такой работой, как у них, шутки плохи.

Йоджи ухмыльнулся при мысли о том, что он сам носит в своей сумке. Никто другой не должен об этом узнать.
Через минуту Кудо тоже решил окунуться в развлечения и принялся наблюдать за людьми.


Вода сверкала под лучами солнца. Здесь было так спокойно. Айя представлял это совсем по-другому. Все же он рассчитывал на то, что здесь будет полно народу, но пляж был совершенно пустынен. Чему он не мог не радоваться. Ему нужно было побыть наедине со своими мыслями, еще раз тщательно обдумать план, который он составил еще вчера. Айя так хотел остаться один, но он был уверен, что за ним наблюдают. Он кожей чувствовал чьи-то взгляды, но не знал, кому они принадлежат. Это не Кроуфорд, он был уверен. Взгляды американца словно пронизывали его насквозь, от них по спине пробегала дрожь, хоть Айя и не подавал виду.

Тем не менее, он ждал встречи. Кроуфорд придет, и Айя хотел этого. В этом и состоял его план: поговорить сегодня с Оракулом и прояснить все раз и навсегда. Он собирался получить информацию, хоть и чувствовал, что вступает на зыбкую почву. Айя все еще помнил те моменты, когда он не смог защитить себя, когда Кроуфорд крепко схватил его и прижался своими губами к его губам. Но в этот раз он будет настороже и не позволит застать себя врасплох.

Мысли принялись бешено носиться в его голове, наступая друг другу на хвосты, так что Айя даже не мог вспомнить, о чем только что думал. Он задумчиво скользил взглядом по поверхности моря, пока оно не слилось с горизонтом. Вода имела глубокий бирюзовый оттенок, небо было темно-синим. Это было так прекрасно, но чертовы сомнения не давали Айе насладиться чудесным видом, они снова заставляли его задумываться, не является ли его затея большой ошибкой. Возможно, план был слишком смелым или просто опасным.
Но мгновение спустя он сам себя отругал за неуверенность. Он, Айя, был известен тем, что всегда без тени сомнения приводил в исполнение то, что задумал. Если его действия окажутся ошибкой, он готов взвалить на себя все последствия. В этом ему никто не поможет. Каждый сам отвечает за свои поступки – по такому принципу и жил Айя.

Он медленно шел дальше. Ему незачем спешить. Легкий бриз, который дул с моря, слегка трепал его алые волосы, но, казалось, не решался подуть сильнее и тем самым разозлить Айю.

«Я ведь могу и привыкнуть к покою», - пронеслась у него в голове очередная мысль. Он горько усмехнулся: какой уж там покой, когда его ждет нешуточная битва. Так что нужно наслаждаться моментом.

Айя около часа бесцельно бродил по пляжу. Он так и не встретил ни одного человека, чему был только рад. Он поморщился при мысли о том, что бы было, если бы он все-таки пошел вместе с Йоджи или младшими туда, в толпу…

Он облокотился на ствол одной из пальм, растущих на пляже, и с удовольствием слушал равномерное журчание волн, которые накатывали на берег и снова отступали. Айя по-настоящему наслаждался этим зрелищем, и на душе у него было спокойно. Но это не могло продолжаться вечно. Айя почувствовал присутствие кого-то постороннего, прежде чем услышал или увидел его.

- Я ждал тебя.
Его голос звучал холодно и по-деловому. Нет нужды говорить громче, Айя был уверен, что его услышали.
Только после того, как произнес эти слова, Фудзимия оттолкнулся от пальмы и слегка развернулся, немного наклонив голову. Его глаза мрачно сверкали, и Вайсс по привычке потянулся было к рукоятке катаны, но быстро опомнился.

Кроуфорд стоял в нескольких шагах от него. Темные прищуренные глаза, как и прежде, словно пронизывали его насквозь, хотя солнце светило прямо в лицо американцу, и это немного мешало ему сфокусировать взгляд на Айе.

- Честно говоря, я был немного удивлен, когда увидел, что ты ищешь одиночества, чтобы встретиться со мной.
Кроуфорд сделал шаг вперед, но Айя предупреждающе сверкнул глазами, и американец остановился, скривив губы в язвительной ухмылке.
- Мне нужны ответы.
- Неужели? Я в этом не уверен. Правда может оказаться опасной.
Кроуфорд сказал это с таким убеждением, что Айя скрестил руки на груди и внимательно посмотрел на него. В конце концов, это только его, Айи, дело, решать, что ему нужно знать, а что нет.

- Что вы задумали? Почему играете с нами?
Кроуфорд молчал.
- Я больше не сдамся без борьбы, как в прошлый раз.
- Правда?
Шварц ухмыльнулся шире, но без прежнего сарказма. Но все равно Айя снова засомневался в себе. Почему, черт возьми, он все время чувствует неуверенность, почему никак не может разгадать, что на уме у американца? Возможно, потому, что с тех пор как они находятся на корабле, тот ведет себя по-другому, не так, как привык Вайсс. Раньше они сходились только на поле боя, и Айя всегда держал в руках оружие. А сейчас он совершенно беззащитен перед Шварцем. Вот именно, беззащитен! Это слово подходило больше всего. На него накатила волна безнадежности и тупого смирения, но Айя быстро подавил эти чувства.

- Ты так хочешь услышать правду?
Ответ был излишним. Кроуфорд снова усмехнулся, слегка наклонил голову и странно посмотрел на Абиссинца, словно хотел его проверить. Затем спокойно сделал еще один шаг вперед. Глаза Айи почти незаметно расширились, и он опустил скрещенные ранее руки, будто готовясь к самообороне. Он мрачно и в то же время неуверенно посмотрел на американца, но тут же взял себя в руки и подумал, что больше не позволит Кроуфорду так далеко зайти.

Шварц подошел еще на шаг ближе. Он посмотрел на Вайсса угрюмо и серьезно, все тем же пронизывающим взглядом, но уже без прежнего пренебрежения и язвительности. Айя, как и всегда, не мог понять по его взгляду, что у него на уме.
В бою Кроуфорд был совсем другим. В его глазах все время светилось высокомерие. Шульдих всегда смотрел на жизнь как на игру, по-видимому, американец думал так же. Для него жизнь была серьезной, смертоносной, но все же игрой. Чем-то, в чем он должен был победить, а остальные – потерпеть поражение.

Сейчас, когда Шварц медленно подходил все ближе, а его намерения так и оставались загадкой, в Айе волной начал подниматься гнев. Перед лицом надвигающейся опасности он снова чувствовал себя беспомощным. Проклятье, он ненавидел это слово. Но Фудзимия был честен с самим собой.

- Я хочу получить ответы на мои вопросы, только поэтому я здесь. Ни по какой другой причине, - требовательно сказал Айя ледяным голосом, хотя в его глазах и на мгновение мелькнуло какое-то другое чувство.

- Ну если ты так настаиваешь, - голос Кроуфорда звучал глухо. Ему нужно было лишь протянуть руку, и он коснулся бы Айи. Тот сжал кулаки и приготовился защищаться, вздумай американец сделать что-либо подобное, но не отступил ни на шаг. Оракул лишь пристально смотрел на Абиссинца, не делая попыток приблизиться.

- Ты силен, Айя Фудзимия. Твоя сила духа пленит меня. Ты споришь с судьбой, ты боишься своего будущего и в то же время не можешь отвлечься от мрачных мыслей о прошлом. Меня пленит то, что ты убийца, но все равно способен на милосердие, заботу, дружбу. Уважение - вот что я чувствую, Айя Фудзимия. Уважение к сопернику, который равен мне по силам. У тебя нет моих способностей, но в твоих глазах удивительно красиво сверкают гордость и железная воля, когда ты сражаешься за то, что считаешь правильным.

Айя словно окаменел. С первого же слова Кроуфорда он застыл как вкопанный и был не в силах пошевелиться. Что это за тактика? Он ожидал чего угодно, но не этих слов. Он не привык к похвалам от кого бы то ни было. А теперь услышал их, причем они были высказаны на полном серьезе его врагом.

Да. Вот кто он. Враг. Враг, которого следует уничтожить.

Кроуфорд подошел ближе. Он сделал последний шаг и наконец легко коснулся рукой груди Айи и мягко подтолкнул его назад. Вайсс с отвращением отшатнулся, но все еще никак не мог придти в себя от невероятных слов, которые только что услышал. Он по инерции сделал два шага назад и почувствовал, что спиной упирается в ствол пальмы.

Господи, неужели, все, что произошло тогда на корабле, в его каюте, повторится вновь здесь и сейчас? От этой мысли в Айе волной поднялась паника, маска спала с лица и в глазах отразились все его чувства. Его мечущийся взгляд встретился со взглядом Кроуфорда. В карих глазах не было ни гнева, ни высокомерия, ни злости, ничего, что ассоциировалось у Айи с Оракулом. Абсолютно ничего.

И все же перед ним стоял именно Брэд Кроуфорд, лидер Шварц, который забросил свои сети, чтобы убить его. И Айя, черт побери, должен был сопротивляться. Между тем Кроуфорд сократил расстояние, разделяющее их, так что Фудзимия оказался зажат между телом Брэда и стволом пальмы. Он попытался отвоевать себе хоть немного пространства и дернулся в сторону, но американец был готов к этому. Конечно, готов, провидец чертов! Как Айя мог об этом забыть! Он сжал правую руку в кулак и попытался ударить противника, но его рука была перехвачена и прижата к стволу дерева. И тут же Айя почувствовал легкое прикосновение к щеке. Он попробовал отвернуться, но американец
нежно, но твердо удержал его за подбородок. Айя поднял свободную руку и уперся ее в грудь Брэда. Но все было напрасно.

Стоило ему взглядом встретиться с американцем, как Айя снова замер. Карие глаза, в которых не было ни обычной холодности, ни злости, только какая-то странная теплота, неуклонно приближались.

- Нет, отпусти меня…

Последний отчаянный рывок, последняя попытка освободиться ни к чему не привели. Стоило Айе почувствовать теплые губы на своих губах, как мускулы словно превратились в желе.

- Проклятье, я должен защищаться, - пронзительно закричал один голос в Айиной голове.
- Н-но, - тут же другой попытался найти возражения.

Казалось, силы внезапно оставили Айю. Его сознание словно разделилось надвое, голоса в его голове ожесточенно спорили друг с другом, а он все также неподвижно стоял и слушал их, совершенно позабыв о том, что должен защищаться. Хотя что бы это дало? Брэд знал его лучше, чем он сам себя.

Айя просто не мог! Он был не в состоянии сопротивляться, парализованный прикосновениями горячих губ, которые прижимались к его губам; ласками руки, которая прочертила дорожку от его лица по шее и груди и скользнула под футболку.
Брэд провел языком по губам Айи, требуя впустить его, и тот не мог найти в себе сил противиться этому. Фудзимия легонько вздохнул, ненавидя себя за то, что больше не мог контролировать свои чувства. Но, если уж быть с собой предельно честным, то он потерял контроль не только над чувствами, но и над своим телом.

Поцелуй словно высасывал из Айи остатки сил, но Кроуфорд и не думал прерывать его, не обращая ни малейшего внимания на то, что тело Вайсса начало понемногу оседать. Опустившись на колени, Брэд не прекратил и своих прикосновений, лишь освободил запястье Айи из захвата и осторожно обхватил рукой его шею.

Только теперь американец прервал поцелуй и посмотрел на свою жертву, которую опутал своими сетями, с легкой улыбкой. Айя наконец открыл глаза. Тяжело дыша, он смотрел на своего врага и не знал, как ему защитить себя. Сейчас это казалось совершенно невозможным. Он был пленником Шварца, который подчинил себе его волю.

- Теперь скажи мне снова в лицо, что я должен остановиться. Что я должен позволить тебе сбежать.
Брэд легонько коснулся губами губ Айи и остановился, давая тому время для ответа. Выражение затуманенных глаз Абиссинца было абсолютно отсутствующим, будто Айя толком не понимал, что с ним происходит. Ни звука не сорвалось с его губ, которые словно ждали следующего прикосновения.

Брэд снова поцеловал его, дразняще коснувшись языка Вайсса, требуя присоединиться к игре. Хоть неуверенно и как-то беспомощно, но Айя все же ответил.
Кроуфорд начал поглаживать его тело под футболкой, медленно провел рукой вверх по его животу, пальцем подразнил сосок.

Но затем американец неожиданно вновь разорвал поцелуй. Левой рукой он нежно зарылся в алые пряди Айи, не позволяя тому отвернуть голову и тем самым заставляя его не отводить взгляда от своего противника.

- Теперь я оставлю тебя одного. Я уже ответил, почему постоянно ищу твоей близости, почему меня так тянет к тебе. Я дам тебе время на раздумья и не больше не буду беспокоить тебя, пока не узнаю ответ. Завтра после полудня я буду ждать тебя в своей каюте, Айя Фудзимия. Если ты не придешь, я посчитаю это ответом, и при нашей следующей встрече мы снова будем смертельными врагами, которыми были всегда. Счастливо, Айя.

В последний раз посмотрев на обессиленного и будто впавшего в апатию Вайсса, Брэд поднялся с колен, повернулся и ушел.

У Айи не было ни сил, ни желания смотреть вслед Шварцу дольше двух секунд. Его дыхание постепенно восстанавливалось, но происходило это совершенно неосознанно, так как он все еще неподвижно сидел, облокотившись на ствол пальмы, полностью погруженный в свои мысли.

Море, оказавшееся невольным свидетелем их встречи, успокаивающе журчало. Солнце нещадно пекло, но Айя, надежно укрытый листьями пальмы, не чувствовал жары. В своих мыслях он то и дело возвращался к случившемуся. Итак, он снова не сопротивлялся. Но… хотел ли он этого вообще? Разве он не испытал наслаждения, разве близость Кроуфорда не возбудила его, не заставила желать большего?

Нет! О чем он, черт возьми, думает? Он что, окончательно сошел с ума? Возможно, он просто перегрелся на солнце. Хотя нет, не дело перекладывать с больной головы на здоровую. Он, он один нес ответственность за свои действия. Он один…

Айя подтянул колени к груди, обхватил их руками и опустил голову. Тишина на пляже как нельзя более удобно подходила к тому, чтобы остаться здесь и привести в порядок мысли, в которых царил полный хаос.

Море совершенно не трогало то, что только что случилось, и оно продолжало накатывать свои волны на берег пляжа. Проблемы людей были слишком незначительными, чтобы море ими заинтересовалось.

Конец главы.

Глава 10

Йоджи сидел на террасе в кафе, наслаждался чашкой кофе и занимался своим любимым делом: наблюдал за людьми. Стоило ему повернуть голову в другую сторону, как он увидел бы сияющее море, к поверхности которого неуклонно приближалось солнце.

День пролетел гораздо быстрее, чем думал Йоджи. Сначала он долгое время гулял по улицам, внимательно рассматривая их, исследовал все переулки и тупики и обнаружил там маленькие магазинчики, в которых продавались самые разные мелочи и сувениры. Обычно найти их было не так-то просто, так как людей не особо тянуло в такие узкие и кажущиеся подозрительными улочки, но Йоджи был слишком уж любопытен.

После обеда он отправился бродить по пляжу, на котором, на взгляд Йоджи, было чересчур людно. Лишь на обратном пути он заметил, что по другую сторону сходней начинался еще один пляж, такой же красивый, но совершенно пустой. Впрочем, сейчас его уже совершенно не привлекала возможность побродить по берегу, и он решил понаблюдать за людьми.

Благодаря этой мысли он и оказался в кафе. И здесь ему очень даже нравилось. Йоджи наслаждался солнцем и мыслью, что в кои-то веки может побыть один и у него наконец появилась возможность спокойно отдохнуть, не думая о том, что, возможно, скоро опять придется идти на миссию. Если быть предельно честным, то он может привыкнуть к такой жизни, хотя она и не отличается особым разнообразием. В конце концов, каждый отвечает сам за себя. Не хватает приключений – так иди и найди их!

«Приветик, Вайсс».

О боже. А кое-кто еще только что жаловался на скуку. Блондин закатил глаза и решил, что больше не позволит Шульдиху вывести его из себя, как это было во время игры в пинг-понг. Игнорировать. Просто игнорировать.

«Только что ты был так расслаблен. Совсем не такой, как при нашей последней встрече».
Проклятье, этот голос из головы никак не выкинешь. Йоджи не собирался оборачиваться и отыскивать в толпе огненно-рыжую шевелюру. Ведь именно этого чертов Шварц и добивается.

«Ох, ну давай же, котенок. Поговори со мной».

Йоджи нервничал. А этот ублюдок снова назвал его котенком.

«Повторяю в последний раз: не называй меня так».
«Ах, ты все-таки еще не разучился беседовать со мной без слов».
«У меня нет ни малейшего желания говорить с тобой. В моей голове – тем более. Поищи себе кого-нибудь другого, кому будешь надоедать своей болтовней».

Вот черт. В Йоджи снова медленно закипала ярость, несмотря на все попытки подавить ее. Именно к этому стремится Шульдих: довести его до белого каления. Но он так просто не сдастся.

Однако немец что-то замыслил и сейчас претворял свои планы жизнь. Он сменил тему, словно не услышав слов Йоджи.

«Я удивлен, что встретил тебя здесь одного».

Пауза. У Йоджи не было никакой возможности не обращать внимания на голос, который язвительно гудел у него в голове. Зато блондин мог просто не отвечать.

«Снова упрямишься?»
Молчание.
«Я так и думал. Итак, ты один. Здесь нет никого, за кем ты мог бы спрятаться. Ты беззащитен передо мной. Ты знаешь свои слабости, хоть и не хочешь их признавать. Я…»
«Заткнись, черт бы тебя побрал! Все, о чем ты только что распинался, взято с потолка! Ты и вправду ненормальный! Психопат, не иначе! С чего это я должен уступать кому-то вроде тебя? А теперь прочь с глаз моих!
«Такой реакции я и ожидал. Так все, что я сказал, правда?»
«Вон из моей головы», в мыслях прошипел Йоджи настолько яростно и злобно, что сам почти испугался своего голоса.

И стало тихо. Слишком тихо. Блондин был уверен, что не мог заставить Шульдиха замолчать таким коротким предложением. Только не его, для этого немец слишком упрям. Но каждая секунда тишины и покоя стала теперь бесценной. Мда, совсем не так представлял себе Йоджи окончание этого дня…

- Йоджи!
Нет. Только не снова…
- Хей, Йоджи!
Фух, ложная тревога. Голос раздавался не в его голове и принадлежал определенно не Шульдиху. Блондин оглянулся и тут же увидел Кена и Оми, которые поднимались по лестнице на террасу. Их лица сияли. Все указывало на то, что день они провели просто прекрасно. Но Йоджи тут же снова помрачнел. Ведь он только начал наслаждаться покоем… Казалось, что здесь нет никого, кто бы желал ему добра.

Оми с размаху уселся в кресло напротив старшего Вайсса. Его глаза сияли от восторга. Кен казался немного спокойнее, но и на его лице цвела широкая улыбка от уха до уха.

- Дайте, угадаю. Вы чудесно провели время, не так ли?
- О да!

Оми был с полном восторге, и Йоджи тут же пожалел, что задал вопрос. Теперь младший Вайсс начнет рассказывать, не упуская ни малейшей детали. Это приведет к тому, что Йоджи либо заскучает, либо станет завидовать друзьям. Ну да ладно, до недавнего времени у него тоже был прекрасный день.

- Мы просто сели в автобус, хоть и понятия не имели, куда он нас привезет. В любом случае, подвергнуться опасности мы не могли. Поэтому…

Кен заметил, как Йоджи неслышно вздохнул и прикрыл лицо ладонями. Блондин приготовился к нескончаемому словоизвержению, которое приведет его в состояние смертельной скуки. Поэтому Кен прервал чибика и поспешил сократить рассказ.

- Мы пришли к водопаду, потом гуляли по джунглям, где видели столько разных растений и животных! Совсем не плохо!

Укороченная версия понравилась Йоджи намного больше. Едва Кен замолчал, как Оми тут же снова начал рассказывать. Балинез насмешливо приподнял бровь и только хотел прервать чибика, как в его голове раздался голос.

«Неужели ты уже забыл про меня?»

Блондин заскрежетал зубами и сжал руки в кулаки. Впрочем, младшие не заметили, что он их уже не слушает, так как были слишком заняты, наперебой рассказывая ему о своих приключениях.

«Вот видишь, ты прячешься за ними. Отвлекаешься по любому пустяку, лишь бы не объясняться со мной. Ты боишься принять мой вызов».

Йоджи готов был уже взорваться от ярости, как кто-то произнес его имя, положил ему руку на плечо и легонько потряс.

- Йоджи, вернись в реальность.
- Эээ, прости, что?
- Проснись. Витаешь в облаках?
- Ох, ээмм, нет. Я… я только подумал, что нам уже, наверное, пора возвращаться на корабль.
Кен растерянно моргнул и посмотрел на солнце.
- Хоть я и не мастер определять время по солнцу, но, похоже, близится вечер. Мне кажется, ты прав. Пошли.

***

В голове Йоджи все еще звучал голос. Нет, не голос Шульдиха, который сводил Кудо с ума, лишь его эхо.

«Ты прячешься за своими друзьями».

Проклятье, Йоджи не трус! Ему нет нужды прятаться. Он Вайсс! Хоть в отпуске и безоружный, но по-прежнему Вайсс! Чертов Шульдих. Лучше бы Йоджи был на месте Айи. Брэд хоть не особо докучает тому. Ну по крайней мере, Оракул не может поселить в голове Абиссинца голоса.
Что этот чертов рыжий имел в виду, когда сказал, что Йоджи боится спорить с ним, принять его вызов? А что Йоджи, спрашивается, тогда делал на протяжении всего этого времени? Проклятье, снова загадки и вопросы. Хотя чего можно ожидать, когда имеешь дело с извращенным мозгом сумасшедшего. У Мастермайнда явно не все дома.

Йоджи не видел, что немец шел за ними на расстоянии и самоуверенно ухмылялся. Благодаря своей способности он без труда проник в мысли Вайсса и сейчас читал их, как раскрытую книгу, оставаясь незамеченным.
Все шло точно по его плану. Как только Йоджи отгородится от товарищей по команде…

***
Взойдя на борт, Кен и Оми тут же скрылись в своей каюте. Они хотели переодеться, а через час все бы встретились в ресторане, чтобы поужинать. От Айи не было никаких вестей, но трое Вайсс не очень-то волновались. Они верили в своего лидера. Он в состоянии справиться с любой напастью. Даже если что-то окажется ему не под силу, он все равно найдет выход.

Кен и Оми единодушно решили, что этот час до ужина они не будут безвылазно сидеть в своей каюте и ждать. Каждая минута отпуска была слишком ценной.
После того, как оба приняли душ и почувствовали себя хоть освежившимися, но все равно усталыми, они решили подняться на палубу и, возможно, пойти в бассейн. Ни у Кена, ни у Оми не было никакого желания плавать, но они могли просто полежать в шезлонгах и поболтать. Взяв с собой самое, по их мнению, необходимое (Оми взял свою игровую приставку, а Кен – журнал о футболе), они отправились на палубу.

***

- Эй, Кен. По-моему, за нами следят.
- Да, я уже заметил. Псих.
- Ага. Только кого из нас двоих он преследует?
- Мы должны это выяснить?
Оми кивнул и предложил.
- Я пойду в бассейн, а ты - куда-нибудь в другое место. За кем он пойдет следом – тот и есть его жертва.
- Хорошо, - ответил Кен. Его взгляд помрачнел, как и в те моменты, когда он узнавал о новой миссии.

Вскоре оба Вайсс разделились, Кен свернул в сторону. Оми ускорил шаги. Совсем скоро он поймет. Ему пришла в голову мысль, что одноглазый ирландец последует за Кеном. Должен ли тогда будет Оми пойти за ними, чтобы помочь другу? Но сможет ли он вообще найти Сибиряка? Кажется, всех пассажиров проверяли на наличие нелегальных предметов. Тогда чисто технически Фарфарелло не мог иметь при себе даже пилочку для ногтей, не говоря уже об оружии. В этом случае он ничем не отличался от других пассажиров. Разве что, был безумнее их.

Но существовала возможность, что Фарфарелло смог обойти электронные приборы. Он ведь все-таки Шварц. Оми не хотел переоценивать противников, но недооценка была бы не меньшей ошибкой.

В этот момент Оми оглянулся и увидел то, чего опасался. Его никто не преследовал. Ирландец бесследно и, самое главное, беззвучно исчез. Черт, надо было сказать Кену, чтобы он в любом случае шел к бассейну. Хотя Сибиряк сумеет себя защитить

И что теперь делать? Оми решил пока придерживаться прежнего плана и пойти в бассейн. Он начнет волноваться, только если Кен не придет ужинать. Хотя тогда уже может быть слишком поздно. Впрочем, возможно, слишком поздно уже сейчас. Шварц предложили перемирие и не станут ввязываться в драку. Как ни странно, но Оми верил, что Шварц сдержат слово и не нарушат договор. По крайней мере, до тех пор, пока это соглашение им полезно. Кроме того, Цукиено не видел никакого смысла в том, чтобы уничтожить Вайсс из чистой прихоти.

Так что Оми вытащил свою игровую приставку, включил ее и уже через минуту увлеченно стучал по кнопкам.

Шум и движение, которое он уловил уголком глаза, заставили его вздрогнуть. Кто-то опустился на шезлонг рядом с ним. Оми был уверен, что Кен смог избавиться от своего преследователя и теперь присоединился к нему.

- Кен, ты…

Это был не Кен! Оми посмотрел в большие темные глаза своего неожиданного соседа и не увидел в них злобы. Прядь иссиня-черных аккуратно постриженных волос упала Наги прямо на лицо.

- Так значит, ты – мой преследователь?

В голосе младшего Вайсса слышалось безграничное удивление, как он ни старался сохранить перед Шварцем спокойствие. Однако, к его изумлению, противник, который сидел на соседнем шезлонге, немного подвинулся и снова посмотрел ему в глаза.

- Окей. Давай кое-что проясним. Игры, которые придумали взрослые, кажутся мне детскими и просто глупыми. Я не знаю, что по этому поводу думают остальные, но я далеко не обязан принимать в этих играх участие.

Оми банально лишился дара речи, на его лице отражалось крайнее изумление. В течение некоторого времени он никак не мог взять себя в руки. Что только что сказал Шварц? Его товарищи по команде совершают поступки, которые он считает глупыми. Разве это не предательство, ну или почти предательство? И правда. Глаза Наги не лгали. По крайней мере, Оми казалось, что он видел в них что-то, похожее на искренность.

Через некоторое время Оми, наконец, удалось подобрать нижнюю челюсть. Он сглотнул, отвел взгляд и начал смотреть на воду, заново прокручивая в голове слова Шварца.

- Детские, - произнес он отсутствующим голосом и неожиданно посмотрел прямо в глаза Наги.
- Да, в этом ты прав. Они ведут себя как идиоты.

Наги едва заметно улыбнулся, затем перевел взгляд на игровую приставку, которую Оми все еще держал в руке.

- Во что ты играешь?
- О, это новинка. На рынке появилась совсем недавно.
- Можно мне посмотреть?

Вайсс снова пораженно уставился на Наги. Шварц хотел… что? В Оми поднялись сомнения. Может, его пытаются заманить в ловушку? И это все детали определенного плана?

Но Наги снова легко улыбнулся.

- Я мог бы выбить приставку у тебя из рук или просто сломать ее, я мог швырнуть тебя через всю палубу, наконец, я мог бы поступить с тобой, как хочу. Но я этого не сделал. Так можно мне посмотреть? Пожалуйста?

Мир определенно сошел с ума. Оми ведь не должен так легко верить врагу на слово? Но было бы так здорово встретить, наконец, единомышленника. Единомышленник? И вправду: убийца и компьютерный фанат. Оми будет начеку, но не покажет виду. В конце концов, если намерения Наги действительно честные, он не хотел бы испортить зарождающуюся дружбу.

Так что он придвинулся ближе к Шварцу и снова начал играть.

***
- Айя? Ты уже здесь?

Йоджи был изумлен. Он вошел в каюту, меньше всего ожидая, что увидит Фудзимию, сидевшего на своей кровати и погруженного в мысли.
Тот лишь коротко взглянул на блондина.

- Хм.

Немногословен, как всегда. Но Йоджи все равно насторожился: что же могло случиться с Абиссинцем, из-за чего он так глубоко задумался?

- Что с тобой? Что-то произошло на острове?

Да уж, нетрудно догадаться. Если самого Йоджи преследовали, неужели Айя не удостоился такой же «чести»?

- А ты прекрасно провел время? – задал Фудзимия встречный вопрос.
Его можно было понять двояко: или Айя пытается уклониться от темы, или напоминает Йоджи, что тому нет нужды волноваться за него, Айю. В конце концов, блондину стоит побеспокоиться о себе, собственных проблем у него тоже хватает.

- Ну ладно, - разочарованно вздохнул Йоджи и опустился на кровать.

И снова в его голове зазвучали слова.
«Ты прячешься за своими товарищами. Ты боишься принять мой вызов».
Почему, если эти слова лживы, он никак не может выкинуть их из головы? Неужели в них есть частичка правды? Итак, у него есть Айя, Кен и Оми, и он им безоговорочно доверяет. Если у Йоджи были проблемы, он всегда мог на них положиться и рассчитывать не только на их понимание, поддержку и полезные советы, но и на порицание, если он поступал неправильно. Это и называется дружбой. Может быть, Шульдих просто завидует? Возможно, среди Шварц не было дружбы, построенной прежде всего на взаимном доверии?

Но что, если Йоджи и вправду прячется за друзьями, тогда как простой разговор с Шульдихом мог бы многое прояснить? Он попытался отбросить в сторону свои личные чувства и спокойно обдумать сложившееся положение.

Избегает ли он встреч с Шульдихом? Хотя, что значит избегает? Немец просто вездесущ. Блондин подозревал, что Шульдих следил за ним даже тогда, когда он, Йоджи, и не догадывался об этом. А что касается того, что он прячется… Ну, Йоджи действительно чувствовал себя увереннее, если был не один, а с кем-то из Вайсс, но даже друг не сможет защитить его от атак немца. Но все равно, едва завидев (или услышав) Шульдиха, Йоджи тут же начинал искать товарищей. Так он и вправду убегает? Может быть, лучше попытаться открыто противостоять Мастермайнду?

Йоджи мысленно произнес имя немца и слово «Шварц», причем ему показалось, что это прозвучало, словно проклятие. Он поклялся себе повторять это всегда, когда будет разгневан. О да, проклятие – это именно то, что ему нужно в такие моменты. Наконец Йоджи решил перестать думать об этом и взглянул на Айю, который по-прежнему был погружен в свои мысли.

- Через полчаса мы пойдем ужинать. Кен и Оми тоже будут. Я пока быстро схожу приму душ.

Йоджи искренне надеялся, что душ поможет ему выкинуть все ненужные мысли из головы. Встав с постели, он снова посмотрел на лидера Вайсс, тот на секунду отвлекся, скользнул по Йоджи взглядом аметистовых глаз и снова погрузился в мысли.

- Смотри не пошевелись, пока меня не будет, - несколько обиженно произнес Йоджи, прежде чем повернуться и пойти в душевую.

***
Ужин прошел в почти зловещей атмосфере. Никто не произнес ни единого слова. Как только Оми посмотрел в глаза троих Вайсс, у него моментально пропало желание рассказывать о чудесной прогулке по острову. Хотя раньше ему довольно часто удавалось развеселить своих друзей, сегодня, едва взглянув на их лица, он понял, что может даже не пытаться. Бесполезно. Все, чего он добился, только начав рассказывать о чем-то веселом, были три мрачных взгляда, тут же заставившие его замолчать.

Оми мог понять то, что Кен был явно не в лучшем расположении духа. Все-таки в течение часа Сибиряка гоняли по всему кораблю, словно дичь на охоте, причем гонял его сумасшедший Шварц, от одного взгляда которого мороз пробегал по коже. Оми и представить не мог, что было бы, не носи Фарфарелло повязку на втором глазу. Одна мысль об этом заставляла младшего Вайсса содрогаться от ужаса.

Как Оми и думал, ирландец смог пронести с собой на борт по крайней мере один кинжал. По словам Кена, преследуя его, Фарфарелло держал в руке обнаженный нож. Бедняга Кен. С определенной долей уверенности можно было утверждать, что ему повезло меньше других. Если здесь вообще можно говорить хоть о каком-то везении. Ведь это все-таки Шварц, враги, которые явно не желают им добра.

Правда, Оми был уверен, что он настоящий счастливчик, раз его противник – Наги. Может, тот заманивает его в ловушку, но все равно Оми искренне наслаждался общением с младшим Шварц. Наконец-то он нашел кого-то, кто прекрасно разбирается в играх и компьютерах, кого-то, с кем он может поговорить обо всем, что его интересует.

Оми практически отказался от своих подозрений в отношении Наги, но он по-прежнему был убийцей, а убийца должен всегда учитывать все возможности.

Айя наверняка снова встретился с Кроуфордом, а Йоджи – с Шульдихом. Младшему Вайссу сразу же бросился в глаза отсутствующий взгляд блондина. Вполне возможно, на острове случилось что-то, о чем Оми не знал.

Ужин прошел в гробовом молчании. После этого все четверо тут же разошлись по каютам
и заползли под одеяла, желая, чтобы этот день поскорее закончился.

Конец главы.

@темы: "Круиз", Мои переводы